Уэссекский цикл романов в творчестве т гарди


1 Изобразительное искусство в творческой судьбе Томаса Харди. .. Абилова Ф.А. Мифологема сада в Уэссекском цикле романов Т.Гарди // Стиль. Гарди совмещает реальные географические названия и те события, . Уэссекский цикл романов демонстрирует эволюцию творческой манеры Харди. Поэтика уэссекского цикла Т.

Харди Гордиенко Ольга Викторовна Глава I. Харди и его Уэссекс: создание «романов характера и среды» 14 . Через два года выходит работа М.В. Урнова «Томас Гарди. Очерк творчества».

За ним вышли "Стихотворения о прошлом и настоящем" , "Шутки времени" , "Сатиры на случай" , "Минуты озарений" , "Поздняя и ранняя лирика" , "Театр жизни" , и "Зимние слова" Последние годы жизни Эммы супруги жили врозь. Спешка, речь, смех, стоны, крики маленьких детей.

Уэссекский цикл романов в творчестве т гарди

Задача писателя, пишет он в дневнике, заключается в том, чтобы "достигнуть равновесия между необычным и обыденным, с тем чтобы, с одной стороны, придать повествованию интерес, а с другой - реальность". Две фермы, описанные им впоследствии в "Тэсс" - патриархальная Тэлботейс, где развертывается пасторальный роман Тэсс с Энджелом Клэром, и бездушная, безличная Флинтком-Эш, где Тэсс превращена в бессловесную поденщицу, а позже, что и того страшнее, в механический придаток к машине, - два полюса развития аграрной Англии, запечатленные писателем.

Это вершина лирики поэта.

Уэссекский цикл романов в творчестве т гарди

Несмотря на внешний успех этих произведений, они не отличались ни глубиной, ни оригинальностью. Голос зовущей женщины 1-я строфа сменяется зрительным впечатлением 2-я строфа , в свою очередь уступающим место звуку, вернее звукам природных сил 3-я строфа, начало 4-й строфы , которые возвращают нас к первоначальному звуку, голосу женщины завершение 4-й строфы.

Сплав прошлого, настоящего и будущего, "просвечивающих" друг сквозь друга, одномоментность их существования и вечная повторяемость уже бывшего, которое продолжает жить для поэта, - такова основа "мифа" лирической поэзии Гарди.

Однако, вырастая из этого "сора", лирика Гарди, как и лирика всякого большого поэта, перестает быть ему равной, приобретает иное, гораздо более широкое, обобщающее значение. Не случайно в Лиглин многие чтут его в первую очередь именно как стихотворца.

Среди лучших стихотворений этого сборника - "Барабанщик Ходж", многократно включаемый в наши дни в различные антологии, "Отъезд", "Отправка батареи" и др. Гарди надеялся, что в поэзии он сможет свободнее выразить себя, чем в прозе. Гораздо важнее топографической точности для Гарди была точность иного рода.

Допуская в сюжете различные повороты и происшествия, которые могли на первый взгляд показаться странными и даже маловероятными например, продажа жены в "Мэре Кэстербриджа" , он чрезвычайно тщательно выписывал характеры, стремясь придать им психологическую глубину и объемность.

В "уэссекские романы", помимо "Меллстокского хора", вошли: Стихотворения Гарди можно было бы, конечно весьма условно, разделить на три неравные части.

В его дневниках находим немало размышлений о трагедии и трагичности человеческого существования. Сплав прошлого, настоящего и будущего, "просвечивающих" друг сквозь друга, одномоментность их существования и вечная повторяемость уже бывшего, которое продолжает жить для поэта, - такова основа "мифа" лирической поэзии Гарди.

Нет в стихотворении, если не считать нескольких скупо вкрапленных эпитетов, и других тропов.

Элиота, заметившего, что Гарди "пишет всегда о себе". Вершиной лирической поэзии Гарди критики единогласно признают цикл стихов, посвященных первой жене Гарди, Эмме Лавинии, написанных после того, как Гарди узнал о ее смерти она умерла 27 ноября года. Пример Честертона, который, несмотря на свою парадоксальность, был, конечно, настоящим викторианцем, весьма наглядное тому доказательство.

Подобно своему старшему современнику Диккенсу, опубликовавшему в год рождения Гарди "Лавку древностей", над которой лили слезы тысячи читателей в Англии и за океаном, Гарди рос в бедной семье. Там он показал де ла Мару местное кладбище, хорошо знакомое ему с юных нет, и, рассказав о могилах покоящихся здесь прихожан, прочитал ему недавно написанное стихотворение "Голоса тех вещей, что растут на деревенском кладбище".

По словам писателя, герои этого романа о старинном меллстокском хоре л его музыкантах "списаны с натуры".

Большая часть их была написана в последние три десятилетия жизни поэта. Нет в стихотворении, если не считать нескольких скупо вкрапленных эпитетов, и других тропов. Тому множество доказательств в текстах произведений романиста.

О чем бы ни шла в них речь, мы слышим голос поэта, с любовью и грустью воссоздающий невозвратно ушедшее. После смерти Гарди в бумагах его были найдены свидетельства того, как болезненно переживал он позицию таких писателей, как Генри Джеймс и Г. Забегая несколько вперед, скажем, что надежды поэта оправдались лишь частично: Агностик Гарди далек от того, чтобы придавать всем этим окружающим его вещам религиозный смысл.

Когда Гарди кончил школу, было решено, что он пойдет по стопам отца. Простое сравнение ранней и поздней поэзии Гарди без всяких сомнений свидетельствует о том, что именно в это время Гарди создал все свои лучшие стихотворения.

Стихи этого времени перекликаются со стихами так называемых "окопных" поэтов, которых Гарди высоко ценил с одним из них - Зигфридом Сассуном - он поддерживал отношения после воины.

Когда бы встретил я Такого паренька. К ним можно было бы присоединить такие стихотворения, как "Разлука", "Прощание на перроне" и др. Отдавая должное автору "Тома Джонса", Гарди в то же время осуждает Филдинга за "аристократическое, даже феодальное отношение к крестьянству например, взгляд на Молли как на "неряху", которую следует осмеять, а не как на простую девушку, которая, наподобие прекрасной Софьи, является достойным созданием Природы ".

У некоторых из них он чему-то учился Теннисон, Уордсворт, Браунинг , другие, поэты молодого поколения, чему-то учились у него ранний Лоуренс, Грейвз. Честертон позволил себе назвать крупнейшего реалиста конца века "деревенским безбожником, богохульствующим и стенающим над деревенским дураком" и упрекал писателя в том, что он "ботанизирует на болоте" вместо того, чтобы "устремляться в небеса".

В своих воспоминаниях о Гарди Барри писал: В году, подготавливая полное собрание своей прозы, Гарди объединил их под названием "Романы характеров и обстоятельств", отделив их от циклов "Романы изобретательности и эксперимента" и "Романтические истории и фантазии".

Отношения между обеспеченными и необеспеченными классами, механизмы подчинения и эксплуатации трудового люда, религия, мораль, отношения между полами, семья, образование - все эти важнейшие аспекты жизни викторианского общества он подверг разрушительному анализу и критике. Ему хотелось восполнить невозможность получить университетское образование.

В английской поэзии XIX и XX веков Гарди занимает совершенно особое место, он был современником многих поэтов, за творчеством которых следил с неослабеваемым интересом многих из них он пережил.

В середине нашего столетия, когда были опубликованы основные романы писателя, мы начали знакомиться и с его повестями и рассказами, однако поэзию, если не считать нескольких, не более десятка, стихотворений, вошедших в различные сборники и антологии, мы так и не знаем до сих пор.

Гарди использует традиционные размеры, но широко разнообразит ритм и строфу, стремясь приблизить их к разговорной речи. Чувство любви и невосполнимой утраты пронизывает эти лирические стихотворения, в которых ярко высвечены все основные события их совместной жизни.



Сексуальные купальники с юбочкой
Секс кастинг казашка
Секс сайт знакомст пермб
Секс с подругой лизби
Милый секс порно видео
Читать далее...